История агрогородка Буйничи и Буйнического поля

История агрогородка Буйничи и Буйнического поля

История агрогородка Буйничи и Буйнического поля
СОДЕРЖАНИЕ
0
412 просмотров
06 сентября 2022

Буйничи — агрогородок в 3-х км от Могилева (в южном направлении). Население — чуть более 1,5 тыс. человек (по данным переписи 2007 г.), в 2010 – 4,1 тыс. чел.

Поселение, чье имя происходит от слова «буй», т.е. «возвышенность», так бы и осталось одним из непримечательных населенных пунктов Белоруссии. Но ему суждено было стать чем-то большим.

История поселения

Еще в эпоху мезолита (8-5 тыс.лет до н.э.) на месте агрогородка находилась стоянка древних людей.

Князья Буйницкие

В интернете много информации о том, что деревня впервые упоминается в летописи в 1399 г., однако ни один из авторов не дает ссылку на саму летопись. И это не удивительно, так как такого упоминания нет ни в одной летописи.

С этим годом связано упоминание князя Юрия Толочко в привилеи Витовта, которым он его канонизировал.

Юрий Войдатович Толочко был внуком Кейстута и родоначальником князей Буйницких – потомков полоцко-витебских князей. Эта фамилия, или точнее — прозвище, пошло от названия одного из имений, которое принадлежало их семье. Называлось имение Буйницы, располагалось к югу от Могилева (между Быховом и Шкловом).

У Юрия Толочко было два сына – бездетный Федор, который в 15 веке продал свою долю владений (имения Высокое и Сортичи) Яну Гаштольду, и еще один сын, предположительно Иван (его имя точно не известно). Вот у него был наследник – сын Лев.

Лев был полноправным владельцем Буйнич до самой смерти — 1495 г. Упоминание о том, что в начале 16 века родовые владения отошли не его детям, а к землям Киево-Печерского монастыря — не верно.

Сын Льва – Алексей — действительно даровал Киево-Печорскому монастырю земли между Шкловом и Могилевом, но это были не Буйничи, а деревня Барсучёвщина (Барсуки). Причем умер он прямо во время подписания договора передачи. Но факт передачи подтвердил в своем Привелеи сначала король Александр, а потом король Сигизмунд.

Детей у Алексея Львовича не осталось, поэтому его наследницами стали его 3 сестры: Мария, по мужу Ивашкович, Анна, по мужу Крошинская и третья сестра, чье имя не известно (по мужу — Салтанович). В 1520 г. между ними завязалась длительная тяжба, названная «Дело о Буйничах».

Из Баркулабовской летописи мы узнаем, что с 1526 по 1592 г. владельцами Буйнич были князья Крошинские (похоже, что они выиграли «Дело о Буйничах»).

В середине 16 века полоцкий шляхтич Баркулаб Корсак, женившись на Крошинской, заполучил в «приданное» несколько деревень, включая Буйничи, и основал здесь местечко Барколабово.

В 1592 г. Буйничи откупил кричевский староста из рода Рюрика — его милость князь Богдан Иванович Соломерецкий. Ну как «откупил» — женился на дочери Корсака – Еве.

Казацкий бунт Наливайко

30 ноября 1595 г. в Могилеве произошло ЧП — Северин Наливайко во главе казако-крестьянского отряда в 2 000 человек стали мародерствовать в городе. Они сожгли храм, магазины и острог, около 500 домов, били, рубили, калечили мещан, бояр, их жен и детей, грабили их имущество.

Прекратить бесчинства предстояло литовскому гетману Николаю Буйвиду. Наливайко был окружен на Буйничском поле. Битва кипела с утра и до вечера, но победителей не было. Однако ночью отряд Наливайко отступил, но все же был настигнут и разбит.

Наследие Богдана Соломерецкого

Герб Соломерецких

Герб Соломерецких

Богдан Иванович Соломерецкий всю жизнь поддерживал православную церковь и даже завещал основать в Буйничах монастырь.

Его младший сын и наследник имения – Богдан Богданович Соломерецкий – хотя и женился на дочери Льва Сапеги, не ушел далеко от идей отца: тоже мечтал построить православный монастырь, но не успел.

«Продублировав» волю отца, своему зятю – Богдану Стеткевичу и дочери Елене, он скончался в 1630 г. «Молодая пара» построила монастырь за 3 года – в 1633 г. монастырь Святого Духа открыл свои двери верующим.

Вкупе с монастырем шла типография, самым знаменитым изданием которой стал «Псалтирь» Спиридона Соболя(1635).

В 1708 г. (во времена Северной войны) шведы разместились недалеко от Буйнич (в т. н. Карловой долине). Баталия Карла XII ограбила монастырь, но узнав об этом, монарх заставил вернуть награбленное, а «преступников» строго наказал, двух даже повесил.

Буйничский Свято-Духов православный монастырь «работал» почти 300 лет.

Будучи изначально мужским, он стал свидетелем русско-польской и Северной войны, но в 1835 г. он был обращен в женский.

С 1919 г. — перешел во владение новой «рабоче-крестьянской власти», но даже став частью рабочего кооператива продолжал работать еще до 1930 г.

После войны, до его полного разрушения, в нем размещались зернохранилища.

Довоенная судьба Буйнич

После четы Соломерицких владельцем Буйнич стал купивший его Александр Полубинский. В 1685 г. он передал его в приданное дочери Изабелле. Так владельцем Буйнич стал Ежи Станислав Сапега.

Далее имение переходило по наследству от сына Ежи Станислава к его сыну Антонию, а затем – многочисленным племянникам из рода Сапегов.

В это время Буйничи считались частью Быховского графства. Раздел Речи Посполитой (1772 г.) «присоединил» местечко к землям Российской империи.

Императрица Екатерина II за помощь в перевороте 1762 г. пожаловала часть селения будущему генерал-губернатору Могилевской и Полоцкой губернии — генерал-аншефу Петру Богдановичу Пассеку. Тогда в Буйничах было всего 35 дворов.

После победы над Наполеоном в 1812 г., император Александр желая улучшить жизнь крестьян и прекратить пьянство среди них, занялся «переселением евреев». В 1825 г. все евреи Белоруссии, а их было около 20 тысяч, должны были переселиться в города и платить в казну подать.

Евреи Буйнич в 1829 г. пожаловались генерал-губернатору Могилева на крайнее обеднение и невозможность выплачивать подать. Их бедственное положение подтвердилось, но подати не отменились.

Евреи уезжали из Буйнич, или умирали там от голода, и только спустя пару десятков лет департамент законов Госсовета признал, что евреи разорены, но это не улучшило жизнь крестьян и не избавило их от пьянства.

Теи не менее к 1880 г. в Буйничах числилось уже не 35, а 64 двора (256 жителей), 2 храма, женское монастырское училище и иудейская (еврейская) молитвенная школа.

В это время владельцем буйничских земель был тайный советник Могилевской губернии — Александр Николаевич Радкевич. При нем количество дворов в Буйничах увеличилось до 81, была открыта церковноприходская школа, завод сушки фруктов и казённая винная лавка.

Последней частной владелицей имения стала вдова советника — Анна Радкевич (в девичестве Мухина).

25 марта 1918 г. Буйничи стали частью БНР, 1 января 1919 г. – частью БССР, но уже в середине января поселение «перешло» к РСФСР.

Снова «белорусской» деревня стала в 1924 г. На тот момент она делились на две — Старые Буйничи и Новые. Позже их объединили в одну и подвели в нее электричество.

В первые дни Отечественной войны буйничское поле превратилось в арену жесточайшего сражения. В то время в деревне значился 141 двор.

Бои на Буйничском поле

Немцы не войдут в Могилев,

пока у нас есть снаряды.

И.С. Мазалов

После начала войны положение на Западном фронте было очень тяжелым – многие солдаты попали в окружение, в плен или погибли. Командование приняло решение вводить «второй стратегический эшелон» – создавать новую линию укреплений по рекам Западная Двина – Днепр. Это так называемый второй днепровский рубеж.

Большое значение командование придавало обороне Могилева – вокруг города был вырыт 25 км противотанковый ров, созданы траншеи и противотанковые укрепления.

1 июля 1941 г. в Могилев прилетают представители Ставки Верховного главнокомандования – маршалы Борис Шапошников и Климент Ворошилов. В одной из землянок они проводят совещание с командованием Западного фронта — генералом Андреем Еременко.

На совещании принимается решение город Могилев оборонять всеми силами и ни в коем случае не отдавать врагу.

Могилевская оборона длилась с 3 по 26 июля – 23 дня. Хронологически ее делят на 3 периода – бои на дальних подступах к городу, бои на ближних подступах к городу и бои непосредственно в городе.

Воспоминания Жукова про оборону Могилева

Воспоминания Жукова про оборону Могилева. (Фото — Bezistorii.ru)

С 3 по 10 июля шли бои на дальних подступах к Могилеву. Тогда у наших защитников была задача максимально долго сдерживать продвижение врага. Но уже 6 июля механизированный 45-й немецкий корпус группы армий «Центр» подошел к д. Буйничи.

С 10 по 20 июля шли сражения на ближних подступах к Могилеву. При этом фашисты пытались окружить город. Они захватили плацдармы в районе городов Орша и Шклов и в районе города Быхова. Могилев был взят врагом в своеобразные клещи.

12 июля танковые части под командованием генерала Вальтера Моделя попытались прорваться в Могилев в районе деревни Буйничи. Но здесь, на ржаном поле, они были остановлены.

В обороне находился 388 стрелковый полк, входивший в состав 172-й стрелковой дивизии (61 стрелковый корпус) под командованием полковника Семена Кутепова, 340-й артполк Ивана Мазалова и бойцы народного ополчения.

Могилевское народное ополчение

Могилевское народное ополчение. (Фото — Bezistorii.ru)

Бойцы Кутепова выдержали 14 часов боя. Но ни одного вражеского танка, ни одного вражеского солдата в город не пустили.

После боя на поле осталось гореть 39 вражеских танков и бронемашин из 70 наступавших. Немцы были шокированы обороной советских частей.

В самом крупном танковом бою 12 июля 1943 г. под Прохоровкой со стороны Германии сражалось около 300 танков (в разных источниках цифры немного колеблются в обе стороны), около 70 из них было подбито.

При этом стоит учитывать, что советских танков под Прохоровкой было около 800, под Могилевом – менее 10, а под Буйничами — вообще не было.

13 июля немцы сделали еще одну попытку прорыва через буйничское поле, вновь бойцы Кутепова остановили их. После этого враг принял решение обойти город – 16 июля были взяты Чаусы, Могилев оказался в полном окружении.

От предложений о капитуляции наши генералы отказались, но к 26 июля стало понятно, что обороняться в полном окружении не получится, и они приняли решение прорываться из города. К сожалению, прорваться к своим удалось лишь единицам.

Судьба защитников

Из солдат 61-го стрелкового корпуса Федора Бакунина, что был под Буйничами, прорваться удалось 140 бойцам, включая самого генерал-майора. Из-за того, что он нарушил приказ, решился на прорыв и его не репрессировали маршал Семен Тимошенко требовал отдать Бакунина под суд. Но ситуацию спасло то, что у всех пробившихся из окружения солдат было в руках оружие (т.е. их нельзя было считать дезертирами).

Генерал-майора Михаила Романова, командира 172-й стрелковой дивизии ранили и захватили в плен, но он не сдался. Умер советский офицер в концлагере в декабре 1941 г. На допросе он сказал немцам, что их армия сильна, но даже более сильные армии бывали разбиты.

388 полк Кутепова погиб почти весь. В нем были уроженцы из губерний Тулы и Москвы, поэтому в Могилеве после войны были созданы Тульский и Московский дворики.

Каким образом погиб полковник Кутепов неизвестно, но в своем романе «Живые и мертвые» К. Симонов «воскресил» его в образе Серпилина, дожившего до освобождения Могилева. На самом деле, капитан Гаврюшин (практически единственный, кто остался в живых из 388-го полка), рассказал, что Кутепов получил ранения в две ноги, но солдаты все же вытащили его из окружения. Однако потеря крови от ранений была слишком большой, и спасти его не удалось — он умер в лесу под Могилевом.

Существуют версии, что полковник попал в плен или пропал без вести. Однако тот факт, что уже 10 августа 41 г. его посмертно наградили орденом Красного Знамени (боевого), свидетельствует, что это миф. В то время ни пленных, ни пропавших без вести не представляли к наградам, а скорее наоборот, считали их почти предателями.

Могилевская оборона закончилась тактической победой врага – 26 июля 1941 г. немцы захватили город. Но на целых 23 дня их продвижение к Москве было остановлено. Это те самые драгоценные дни, которые позволили выиграть время, подготовиться к битве под Москвой, одержать в ней победу и начать побеждать в той страшной войне.

Схема обороны города Могилева, а также фрагменты сражений и Приказ о награждении второй столицы орденом Отечественной войны I степени застыли на шести барельефах по краям арки на входе в комплекс.

Мемориальный комплекс Буйничское поле

Люди должны помнить, какой ценой завоевана победа.

Г. Шеховцов

Табличка. Мемориальный комплекс "Буническое поле" - Цифровая звезда

Табличка. Мемориальный комплекс «Буническое поле»

Этот комплекс – место священно для всех могилевчан. Это память о событиях Могилевской обороны летом 1941 г.

Комплекс разработан Владимиром Чаленко и Олегом Барановским. 9 мая 1995 г. – в честь 50-летия Победы — он был открыт, а 2002 г. – признан культурной ценностью страны.

Мемориальная часовня

Мемориальная часовня. Буйничское поле

Мемориальная часовня. Буйничское поле. (Фото — Bezistorii.ru)

Центральной частью композиции комплекса в 22 гектара является мемориальная часовня, построенная в традициях православного зодчества. Над ее созданием трудился архитектор Владимир Чаленко.

Фасады часовни выполнены из терракотового кирпича, купол облицован листовой медью. Над всем этим возвышается крест, сделанный в старогреческом стиле. Высота всей постройки — 27 метров.

Внутри часовни купол покрыт фресками. На них можно разглядеть св. Георгия Победоносца, князя Ольгерда, фрагменты обороны Могилева.

Стены храма покрывают мраморные плиты с холодными строками имен людей, погибших, защищая город от врага.

Необычно выглядит математический «Маятник Фуко». Его придумали, чтобы демонстрировать суточное вращение земли. Но здесь он установлен, чтобы показать, что память о погибших в войне героях вечна, как его непрерывное движение.

Под часовней — мемориальный склеп. В нем вечным сном спят защитники Могилева. Поисковики до сих пор ищут и продолжают находить на полях сражений их останки, переносят их сюда, словно «возвращают» с войны.

От часовни идут четыре аллеи: одна из них – ко главному входу; вторая – на ж/д станцию; третья – вдоль Озера Слез; последняя – к камню Симонова.

Озеро Слёз – место грусти и уединения. Этот искусственный водоём подпитывают природные родники, поэтому оно не высыхает, как не высыхают и слёзы матерей, сыновья которых погибли на войне.

Озеро Слёз

Озеро Слёз. (Фото — Bezistorii.ru)

Немецкая техника на Буйничском поле

Видеть разбитые немецкие машины,

чувствовать, как в них попадали наши снаряды…

это была радость и месть.

К. Симонов

Среди всей военной техники, которую можно увидеть на Буйничском поле «гвоздем программы» является немецкий танк, который реально принимал участие в боях за Могилев.

Этот средний немецкий танк Pz.Kpfw. III Ausf G. — Панцекампфваген III Аусф Ж – (Panzerkampfwagen III Ausf G) в нацистской Германии использовали с самого начала войны (до 44 г.), поставляли странам ОСИ и называли Sonderkraftfahrzeug 141, в советские военные дали им прозвище «Т-3».

Немецкий танк Pz.Kpfw. III Ausf G. Вид сбоку. Буйничское поле.

Немецкий танк Pz.Kpfw. III Ausf G. Вид сбоку. Буйничское поле. (Фото — Bezistorii.ru)

В документах он обозначался как 6./Z.W.Serie.

Обе страны на базе этих танков создавали самоходные артустановки (САУ), поэтому этот в целости сохранившийся экземпляр считается редкостью.

Первую модель Pz.Kpfw. III Ausf G создали еще в 1930 г., когда по условиям Версальского договора Германии было нельзя производить боевую технику. Поэтому по документам он проходил, как «малый трактор».

Но, как и все первые модели, танк имел столько недостатков, что уже в 35 г. вышла с конвейера вторая модель с кодовым названием «танк командира взвода».

Но и на этом нацисты не остановились. Третья модель — Panzerkampfwagen III — вышла в количестве 25 машин, которые потом совершенствовались в деталях и шли под марками А, В, С, D и т.д.

Танки Панцекампфваген III марки G производились с марта 1940 до апреля 1941 г. Пять заводов – Alkett, Miag, Wegmann, Henschel и Daimler-Benz, — выпустили 600 экземпляров машины.

Панцекампфваген III Аусф Ж отличался от более ранних моделей:

  • броня кормы корпуса стала толще (вместо 21 — стала 30 мм);
  • появились электровентилятор и люк, чтобы стрелять из ракетницы;
  • ширина гусениц была увеличена до 400 мм;
  • вместо 37-мм установлена 50-мм пушка с длиной ствола в 42 калибра (хотя Гитлер требовал установить орудие в 60 калибров, его ослушались, так как классически пушка не должна выходить за габариты корпуса).

Технические характеристики экспоната Буйничского поля, поднятого со дна реки Друть, в разных источниках имеют небольшие отклонения.

Известно точно, что весил он чуть более 20 тонн, в нем помещалось 5 человек, имел 50 мм пушку и 2 пулемета (один спаренный и один на лобовом листе корпуса), мог преодолеть препятствие в 300 и разгонялся по шоссе до 40 км/ч.

Примечательно расположение танка на постаменте – смотрители буйничского музея под открытым небом позаботились о том, чтобы танк «отдавал поклон» героически погибшим защитникам города.

Советская техника на Буйничском поле

Советские танки на Буйничском поле

Советские танки на Буйничском поле. (Фото — Bezistorii.ru)

В состав комплекса входит площадка, где расставлена советская военная техника периода войны (и послевоенная).

На площадке представлены артиллерийские орудия и танки:

  • Тяжёлый танк ИС-2 образца 1944 г. Эти танки в 45-м победоносно въезжали в Берлин.
  • 122-мм гаубица М-30.
  • Танк Т-80, который привезли из минской военной части Уручье. Его особенность в том, что он был первым в мире выпущенным серийным танком с единой газотурбинной силовой установкой. С конвейера сошло 10 тысяч таких танков. После распада СССР Беларуси «досталось» 69 единиц Т-80Б (их сняли с вооружения в 2013 г.)
  • Танк Т-72 также привезен из Минской военной части.
  • Послевоенная пушка Д-44.
  • 100-мм зенитное орудие КС-19 образца 1948 г.

В преддверии 75-летия Победы коллекцию музея пополнили:

  • Инженерная разведывательная машина «Жук» длиной более 8 м и вместимостью до 6 человек. Работала на суше и в воде. Задача машины – обнаружение мин. «Жуки» производили с 1980 г.
  • Противотанковая самоходная артустановка СУ-100 весом в 28 тонн — гроза немецких «Тигров» и «Пантер». Ее забрали с полигона в Марьиной Горке, где она была мишенью, в Шклов и полтора месяца реставрировали (изначально она весила 23 тонны).

Сегодня на Буйничском поле можно увидеть 14 экземпляров военной техники (размещенных на разных участках поля) из них 6 артустановок (в т.ч. ЗиС-3), 7 танков, «зенитку» и «Жука».

К сожалению, табличек с техническими характеристиками возле машин нет, точнее они когда-то были прикреплены к технике (за исключением танков Т-80 и Т-72), но впоследствии были окрашены.

Противотанковый ров

Когда смеёшься над врагом,

он уже не кажется страшным.

Фрагмент противотанкового рва

Фрагмент противотанкового рва. (Фото — Bezistorii.ru)

На территории комплекса сохранился фрагмент противотанкового рва (он пересекает аллею Симонова).

На самом деле немецкий танк времен 2-й Мировой войны мог преодолеть такой ров, но для этого ему нужно было почти до полной остановки снижать скорость и медленно карабкаться на более высокую сторону. В этот момент наши бойцы успевали из противотанкового оружия подбить ему гусеницу. Именно так было уничтожено большинство танков на буйничском поле.

Камень Симонова

Можно много говорить о любви к Родине,

 но лучше показать, как ковалась победа …

Георгий Малиновский

Камень Симонова

Камень Симонова. (Фото — Bezistorii.ru)

В горячие июльские дни — 13—14 июля 1943 г. на Буйничское поле приехал известный советский поэт, а тогда – военкор «Известий» — Константин Симонов. Его сопровождал друг — фотокорреспондент Павел Трошкин. Симонову было тогда 25 лет, Трошкину – 33 года.

Из-за того, что прибыли они в 2 часа ночи, их посчитали за диверсантов. Конвойный привел задержанных в штаб. Полковник Кутепов был суров, но после проверки документов он рассказал военкорам о 39 подбитых танках и 14-часовом бое.

Константин Симонов – лауреат Ленинской и 6-ти Сталинских премий, Герой Социалистического Труда. Написал более сотни произведений, в его честь названы улицы, библиотеки, музеи, четырёхпалубный теплоход и даже один из самолётов компании Boeing. Его настоящее имя – Кирилл, но из-за того, что он не мог выговаривать буквы «р» и «л» писатель взял себе псевдоним.

Павел Трошкин – военкор, публиковавший фотоснимки со Сталинграда и Курской дуги не дожил до конца войны. Он погиб нелепо — в сентябре 1944-го его машину обстреляли бандеровцы.

Утром они сделали фото подбитой техники, но когда началась новая атака, военкорам было приказано уходить в тыл. Они в последний момент успели выскочить из «котла».

Эти неполные сутки, проведенные на передовой, Симонов запомнил на всю жизнь. Корреспондентам удалось добраться до Москвы и 20 июля на 3-й странице «Известий» появился очерк под названием «Горячий день». В ней красовалась фотография подбитых танков, а сам Могилев был обозначен как «город Д».

Эти фотографии имели очень большое значение – они наглядно показывали, что неуязвимость немецких войск – это миф, что их можно победить.

После войны Симонов не раз приезжал в Могилев, встречался с ветеранами и первым заговорил о важности Могилевской обороны.

О событиях, развернувшихся на Буйничском поле, он рассказал в трилогии «Живые и мёртвые».

После его смерти, 28 августа 1979 г., выяснилось, что в завещании, он просит кремировать его тело, а прах развеять над буйничским полем. Его семья в точности выполнила его завещание.

Однако сделать это было непросто — ЦК КПСС считал, что писатель должен покоиться на Новодевичьем кладбище в Москве. С родными это не согласовывали. Тогда родные, пока ЦК обсуждал «детали» погребения, 2 сентября забрали урну с прахом и «рванули» в Могилев.

Близкие Константину люди, сын Алексей, вдова Лариса Алексеевна и сестры писателя с помощью работников Могилёвского и Кричевского музеев — Положенцевой Т.Ф. и Мельникова М.Ф., а также Пяткова В.А., который воевал в полку Кутепова, нашли нужное им поле.

Завещание было исполнено – прах развеян, а урна закапана под одним из валунов. Через несколько лет на месте, где была закопана урна из-под праха, установили памятный камень.

Перед тем как стать надгробием с выбитым автографом Симонова, валун ледникового периода весом в 15 тонн находился в Музее валунов в (Минском микрорайоне Уручье). С доставкой его в Могилев помог писатель Алесь Адамович. Именно он обращался с этим вопросом к руководству Белорусского военного округа.

Правда, мало кто знает, что урна с прахом Симонова даже еще в 2013 г. находилась не под этим мемориальным камнем, а под обычным валуном, а за сотни метров, по другую сторону Озера слез. Сын Симонова в тот год обсуждал вопрос переноса урны под камень.

Камень Симонова — это один из первых объектов мемориала Буйничское поле.

Время лечит. Оно стирает боль, и война кажется не такой страшной. Мучительная гибель людей превращается в статистику. Но память может хранить их подвиг вечно, где бы они не лежали – в поле или братской могиле.

Многие имена героев неизвестны, но не это главное. Главное никогда не забывать, что они сделали для нас, для того, чтобы мы не знали ужасов войны, жили под мирным небом.

Интерактивная карта Буйничского поля

Могилевский зоосад

Через дорогу от буйничского поля раскинулся Могилёвский зоосад.

Зоосад создали преподаватели и студенты агролесотехнического колледжа на месте разрушенной в 1917 г. усадьбы пана Пипенберга (18 век). Датой его основания считается 9 мая 2005 г. Открыт для посетителей он с 2006 г.

Первоначально площадь зоосада составляла 75 гектаров. Сегодня – это территория в 124 гектара, основную часть которой занимают огромные вольеры с животными.

Обитатели

Среди обитателей можно увидеть практически любого представителя белорусских лесов – и медведя с волком, и козла с кабаном.

Кроме представителей «исконно белорусской» фауны в зоосаде «водятся» уссурийский тигр, медведи, страусы и т.д.

Но гордостью зоосада, несомненно, является «хозяин белорусского леса» — зубр. Их здесь 17. Они держатся стадом, которым руководит самая опытная зубриха. Чтобы травоядные не обгрызали кору деревьев, их стволы защищают сеткой.

Зубр — самый крупный представитель фауны Беларуси. Длина его тела до 3 м, вес до 820 кг. С 18 в. его можно было встретить только в Беловежской пуще. В 1919 г. был убит последний вольноживущий зубр. И только в 1946 г. начались работы по его разведению с 5 особей.

В целом, всех «жителей» зоосада можно условно поделить на: хищников, копытных, птиц и домашних животных.

Особенностью содержания большинства из них является отсутствие клеток – звери находятся в просторных вольерах, создающих для них условия «как дома».

Кроме того, в зоосаде проводится реабилитация больных животных и пострадавших от несчастных случаев.

Сегодня в зоосаде существует два маршрута – пешеходный и железнодорожный.

Пешеходный маршрут

Он проходит по периметру зоосада, оборудован ограждениями и специальными смотровыми вышками, чтобы понаблюдать за животными в их естественной среде обитания. Некоторых обитателей зоопарка можно покормить и погладить. Со многими можно сфотографироваться, но перья у страусов вырывать нельзя.

Железнодорожный маршрут

В 2009 г. в заповеднике была открыта железная дорога протяженностью 2 км. Скорость паровоза по ней – 10 км/ч. Дорога проходит через каньоны, образованные в ледниковый период и огибает вольер с зубрами, европейской ланью и пятнистым оленем. Сафари на итальянском мини-паровозе платное, и будет больше интересно детям.

Развлекательный комплекс «Корчма» (этнографическая деревня)

Вход в развлекательный комплекс Корчма. Буйничи

Вход в развлекательный комплекс Корчма. Буйничи. (Фото — Bezistorii.ru)

«Корчма» — это этнографический комплекс, который, впрочем, не совсем этнографический, так как создан он при помощи современных материалов.

Тем не менее, здесь можно увидеть красиво стилизованный белорусский быт конца 19 века, с его традициями и ритуалами. Называется эта часть комплекса – «Город мастеров».

В «Городе мастеров» находятся «крестьянские» домики: гончара, пекаря, ткача, плотника, кузнеца, плетения и самогонщика, а также сувенирные лавки. В них возрождают забытые ремесла.

В каждом из них приветливо встречают, знакомят с тонкостью ремесел и жизнью предков, а также предлагают приобрести сувениры и отведать их продукцию – будь то сдобные крендельки или 55% самогон с салом.

Самогонный аппарат в домике самогонщика. Буйничиский комплекс Корчма

Самогонный аппарат в домике самогонщика. (Фото — Bezistorii.ru)

Детская площадка здесь напоминает крепость, а скульптуры сказочных героев – Черномор, Змей Горыныч и т.д. становятся прекрасными объектами для фото.

«Гвоздь программы» деревушки:

  • ветряная мельница, которая очистит от грехов и исполнит все желания;
  • фонтан;
  • вместительный шляхетский дом, который служит отелем (на 25 гостей) и рестораном национальной и европейской кухни.

Источники и литература

  1. Агеев, А. Г. Перекрестки Могилевской истории : монография / А. Г. Агеев, Я. И. Климуть, И. А. Пушкин. — Минск : Туринфо, 2004. — 216 с.
  2. Барятинский М.Б.Средний танк Panzer III. — М.: Моделист-конструктор, 2000. — (Бронеколлекция № 6 (33) / 2000). — 32 с.
  3. БарятинскийМ. Б. Раnzer III. Стальной символ блицкрига. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2008. – 96 с.
  4. Буйничи// Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб.: Семеновская Типо-Литографiя (И.А. Ефрона), 1890—1907. – 500 с.
  5. Буйничский Свято-Духов мужской монастырь // Православные монастыри Беларуси / авт.-сост. С.Э. Сомов. — Мн.: «Четыре четверти», 2003. — 200 с.
  6. Вяроўкін-Шэлюта У. Статкевічы // Беларуская Энцыклапедыя (в 6 т.); рэдкал.: Пашкоў Г. П. і інш. — Мн.: БелЭн, 2003. — 616 с.
  7. Вялікае Княства Літоўскае. Т. 3: Дадатак А -Я. — Мінск: Беларуская Энцыклапедыя імя П.Броўкі, 2010. — 690 с.
  8. Гарады і вёскі Беларусі: Энцыклапедыя ў 15 тамах. Т. 6, кн. 2. Магілёўская вобласць / У. Д. Будзько і інш. — Мн.: БелЭн, 2009. — 591 с.
  9. Пазднякоў В. Саламярэцкія // Вялікае княства Літоўскае: Энцыклапедыя. У 3 т. / рэдкал.: Пашкоў Г. П. і інш.; — Мн.: Беларуская Энцыклапедыя, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — 792 с.
  10. Памяць: Гіст.-дакум. хроніка Магілёўс. р-на / Укл. У. Ф. Агурцоў, М. П. Хобатаў. — Мн.: Полымя, 1996. – 660 с.
  11. Полное собрание русских летописей. Том 32. Хроники: Литовская и Жмойтская, Быховца. Летописи: Баркулабовская, Аверки и Панцырного. — М.: Наука, 1975. — 234 с.
  12. Свирин М. Н. Броневой щит Сталина. История советского танка. 1937—1943. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 448 с.
  13. Симонов, К. Живые и мертвые: роман. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. – 509 с.
  14. Симонов, К. М. Разные дни войны. Дневник писателя — М.: Художественная литература, 1982. Т. I — 479 с.; Т. II — 688 с.
  15. Сліж Н. Сямейныя адносіны і шлюбныя стратэгіі Саламярэцкіх у 16—першай палове 17 ст. // Гістарычны альманах. Навуковы гістарычны і краязнаўчы часопіс. Т. 11. Гародня, 2005. — 186 с.
  16. Слюнькова И. Н..Монастыри восточной и западной традиции. Наследие архитектуры Беларуси. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 600 с.
  17. T. L. Jentz, H. L. Doyle. Panzerkampfwagen III Ausf.E, F, G und H development and production from 1938 to 1941. — Boyds, MD: Panzer Tracts, 2007. — 84 p.
Комментировать
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Adblock
detector